ganibaev


Николай Ганибаев


Previous Entry Share Next Entry
Исполнилось 145 лет со дня рождения Ивана Бунина - уроженца Воронежа, лауреата Нобелевской премии
ganibaev


22 (10) октября 1870 года, 145 лет назад в Воронеже в небольшом особняке на Большой Дворянской (пр. Революции, д. 3) родился поэт и писатель Иван Алексеевич Бунин (1870-1953), получивший в 1933 году Нобелевскую премию по литературе.

Памятник Бунину расположен в сквере, около здания Никитинской библиотеки. С открытия памятника 12 октября 1995 года сквер получил название Бунинский. Это первый в России памятник Ивану Алексеевичу Бунину. Писатель изображен сидящим на поваленном дереве. Рядом с ним на дереве лежит раскрытая книга, у ног ласкается собака.

У памятника Бунину 22 октября прошёл литературный митинг, посвященный дню рождения И.А.Бунина. Рекомендую посмотреть очень хороший фоторепортаж о прошедшем митинге.

Ранее я уже писал, что в ноябре в областном литературном музее открывается большая экспозиция «Я родился в Воронеже на Большой Дворянской», посвященная этому событию.

Официальная формулировка Нобелевского комитета: «Решением Шведской академии от 9 ноября 1933 года Нобелевская премия по литературе за этот год присуждена Ивану Бунину за строгий артистический талант, с которым он воссоздал в литературной прозе типичный русский характер».

Интересно, что среди номинантов на Нобелевскую премию 1933 года помимо Бунина был Максим Горький, с которым Бунина связывали непростые отношения.

Иван Алексеевич писал: «Начало той странной дружбы, что соединяла нас с Горьким… относится к 1899 году. А конец - к 1917-му. Тут случилось, что человек, с которым у меня за целых двадцать лет не было для вражды ни единого личного повода, вдруг оказался для меня врагом, вызывавшим во мне ужас, негодование».

В годы Великой Отечественной войны Иван Бунин жил на юге Франции во время немецкой оккупации. Известно, что он не сотрудничал с фашистами и желал победы Красной армии над врагом. Достойная уважения позиция. После окончания войны Бунин получил предложение вернуться на Родину. Это предложение от Советской власти передал писателю его коллега Константин Симонов. Свидетели говорят, что и сам Иван Алексеевич задумывался о возвращении. Писатель умер 8 ноября 1953 года и был похоронен на русском кладбище под Парижем.

В настоящее время Воронежский департамент культуры прорабатывает вопрос о создании музея Ивана Бунина в Воронеже. Может быть рассмотрен вопрос и о появлении в Воронеже одноименной улицы.

Благое дело, если только это не будет осуществлено за счет уничтожения другого исторического наследия. Мы должны знать и уважать свою историю во всей ее полноте.



Posts from This Journal by “культура” Tag


  • 1
Бунин, насколько я помню, рукоплескал интервенции во время гражданской.

Рекомендую почитать "Окаянные дни" Бунина. Это дневниковые записи за 1918-1919 годы.
Атмосфера близка показанной в фильме "Служили два товарища". Взгляд со стороны эмигранта. Чувствуется высокая достоверность материала, пусть и однобокая.

Что же касается оценки Буниным интервенции, прошу ознакомиться с цитатой.
===
16 июня у Бунина объявились нежданные гости — Гиппиус и И. И. Фондаминский. За чаем разговор шел о самоубийстве Б. В. Савинкова в Лефортовском изоляторе ОГПУ.

— Для меня он умер тогда, когда предал белое движение, — с сердцем произнесла Зинаида Николаевна. — И вообще, мы с Дмитрием Сергеевичем за интервенцию в Россию. Если нет своих сил, то надо пользоваться чужими.

Бунин кисло усмехнулся:

— Что, сбил да поволок — ажно брызги в потолок? Чужими руками жар загребать? Но ведь все эти интервенции и междоусобицы Русь крушат, по мужику бьют.

— Ах, какой гуманизм! Да попадись вы этому мужику в лапы, он с вас, дорогой Иван Алексеевич, с живого снял бы шкуру. Или сомневаетесь?

— Очень может быть, но это от серости и многовековой озлобленности. Но ни один уважающий себя русский мужик не побежит звать соседей, чтобы родному брату руки скрутить. А вы, Зинаида Николаевна, в нашу отечественную избу чужеземную нечисть рады зазвать — сапогами горницу топтать да бабам подолы заворачивать. — Бунин все больше накалялся, голос его нарастал. — Ну а этих самых мужиков ваши просвещенные господа «освободители» — на козлы, плетями шкуру обдирать?!

Он сжал кулаки, вплотную подступил к Гиппиус. Казалось, мгновенье — и он прихлопнет это вертлявое существо неопределенного возраста и пола.

...В тот же вечер Гиппиус срочно бежала из Граса — оставаться в доме Бунина теперь было просто неприлично.
===
Лавров В. В. Холодная осень. Иван Бунин в эмиграции 1920— 1953 гг., роман-хроника. — М. : Мол. гвардия, 1989.

Я уже давно для себя сделал вывод, что личность автора надо четко отделять от его сочинений. Великие гении в быту бывают людьми очень мелкими. А у Бунина - великие книги.

Фрагмент из романа Кочетова "Чего же ты хочешь?"
– Мисс Порция! – Она хлопнула гостью по выставленному из-под короткой юбки колену.– Мы друг друга знаем и понимаем. Но все-таки, думается, вы не слишком верно судите обо мне. То, что я делаю, требует громадных знаний и порядочного-таки интеллекта. Это не стряпня. И училась и учусь я не на заурядном материале. – Она протянула руку к груде книг, сваленных возле ее кресла, взяла одну, раскрыла на бумажной закладке. – Послушайте, пожалуйста: «Вчера был на собрании „среды“. Много было „молодых“. Маяковский, державшийся, в общем, довольно пристойно, хотя все время с какой-то хамской независимостью, щеголявший стоеросовой прямотой суждений…» И так далее. Давайте разберем прочитанное. Надо полагать, помянутый здесь Маяковский вел себя, как все, но высказывался с обычной для него убежденностью, то есть Маяковский был Маяковским. А смотрите, как тонко сделано! «В общем, довольно пристойно». В этом многое скрыто. Обычно о человеке так говорить не станут. А если говорят, то это означает, что он уже на подозрении: дескать, мог вести себя и непристойно, он такой, но вот почему-то в данном случае вел себя ничего, терпимо. «Хотя» – смотрите! – «хотя» «с какой-то хамской независимостью». Просто сказать с «хамской независимостью» пишущий не может, потому что это будет чересчур неверным. А вот добавка с «какой-то» все меняет. Есть независимость, свойственная Маяковскому. Ее можно назвать «какой-то», а тогда и «хамская» проскочит. А прямота, знаменитая прямота Маяковского – она же далеко, очень далеко не всем была свойственна и доступна в литературном мирке того времени, ей завидовали и за эту свою зависть не терпели его. И вот вам – «стоеросовая». А почему? И что это значит? Чем обычная прямота отличается от стоеросовой? А в итоге такого описания перед вами весьма непривлекательный образ. «Ну и Маяковский!» – скажут прочитавшие это. А если и не скажут, то на сознание, помимо воли, отложится такой вот контур: в общем, довольно пристойно, но хамовато и стоеросово.

– Что это за книга? – спросила Порция Браун.
– Она вам известна, дорогая. «Окаянные дни» господина Бунина. Запись от пятого февраля восемнадцатого года. – Жанночка полистала странички. – А вот вам от второго марта: «Новая литературная новость, ниже которой падать, кажется, уже некуда: открылась в гнуснейшем кабаке какая-то „музыкальная табакерка“ – сидят спекулянты, шулера, публичные девки и лопают пирожки по сто целковых штука, пьют ханжу из чайников, а поэты и беллетристы (Алешка Толстой, Брюсов и так далее) читают им свои и чужие произведения, выбирая наиболее похабные. Брюсов, говорят, читал „Гаврилиаду“, произнося все, что заменено многоточиями, полностью».– Тоже, как видите, очень ловко. Сажаются Алексей Толстой и Валерий Брюсов, очень неугодные и неприятные автору записи за несколько иное, чем у него, отношение к революции, сажаются среди такой вот компании. Толстой назван при этом «Алешкой», после имени Брюсова идет обобщающее его с какой-то шушерой «и так далее» – и в итоге этих неприятий автора на неприятных ему людях уже налет чего-то явно порочного. А еще и «Гаврилиада» полностью, без многоточий! Страховочное словцо «говорят» проскочит незамеченно. Человек и не читал никакой «Гаврилиады», да получится, что читал. Вот работа классика, увенчанного лаврами Нобелевской премии! Тонкий стилист! Эстет! Филигранщик!

Бунин человеком с симпатиями и антипатиями был.
Это же его записи дневниковые, там он довольно откровенен.

Дневниковые? Он их опубликовал.
"Фрагменты были впервые опубликованы в Париже в русской эмигрантской газете «Возрождение» в 1925—1927 годах. В полном виде книга была в 1936 году опубликована берлинским издательством «Petropolis» в составе Собрания сочинений."
"На страницах «Окаянных дней» Бунин темпераментно, гневно выражает своё крайнее неприятие большевиков и их вождей. «Ленин, Троцкий, Дзержинский… Кто подлее, кровожаднее, гаже?[2]»(Википедия)

"Как раз читаю Ленотра. Сен-Жюст, Робеспьер, Кутон... Ленин, Троцкий, Дзержинский... Кто подлее, кровожаднее, гаже? Конечно, все-таки московские. Но и парижские были неплохи."
Человек, конечно, выбрал свою сторону.

Не люблю я Бунина. Сильно не люблю.И не только за "Окаянные дни". За все.

Любить не надо, помнить надо. Родину он не предавал, в отличие от, увы, многих других.

Вся русская история требует глубокого уважения

богата воронежская земля талантами

  • 1
?

Log in

No account? Create an account