ganibaev


Николай Ганибаев


Previous Entry Share Next Entry
Пономарев: И пока мы сдерживаем агрессию там, на Донбассе, - у России есть время подготовиться
ganibaev

Стенограмма передачи "Твердый шаг" от 08.05.2015 (часть вторая)

Часть первая
=== начало второй части стенограммы ===
17:19

СН: А скажите, Вячеслав, а вот все-таки к оставлению Славянска. Вы считаете это правильное решение?

ВВП. Это было неправильное решение, поскольку...

Я закончу - значит, выводить гражданское население из города я начал где-то уже с 3 мая, когда начались обстрелы города из тяжелой артиллерии. Вот. В первую очередь мы вывезли маленьких детей. Мы вывозили их в Крым, вывозили на базы отдыха, вывозили в район Снежного. Там казаки нам очень сильно помогали, они предоставили пансионат. Вот, после детворы мы стали вывозить молодых матерей с маленькими грудничками тоже.

После этого я понял, что на опыте Сталинграда, что нужно вывести население, поскольку город будут утюжить. Господствующую высоту мы, как говорится, ну не мы, а господин Стрелков отдал - это Карачун. Вот, также на Комбикормовом высота была.

Гюрза: А как это - отдал?

ВВП. Ну смотрите - господствующая высота над городом - на обороне ее стояло всего 12 человек. Двое из непосредственно, как говорится, стоявших там ополченцев - я недавно с ними встречался - буквально перед сдачей Карачуна я приезжал туда на телевышку, вот, и видел там ребят, разговаривал с ними.

Они мне говорят - Слава, ну дай нам что-нибудь. Меня два человека охраняло - я забрал у них там патроны, у меня пара гранат было, оставил им. В общем, раздал ребятам то, что у меня было, как говорится, - этим я помог.

То есть 12 человек и то они - когда их атаковали - они первый БТР уничтожили, второй - личный состав смели частично, а третий уже начал, как говорится, обстреливать их и ребята... Ну, понятно, тяжелого ничего нету - ни гранатомета, ничего - то есть обороняться было тяжело.

И то, слава Богу, они все вышли живыми. Там двое раненых у нас было. Вот, в течение длительного времени Карачун оставался, как говорится, желанным плодом наших ребят и они планировали сами его захватить. Еще до той поры, пока они не заминировали там все подходы.

20:05

Вот был у нас еще один случай, когда можно было Карачун забрать назад. Это одним попаданием из Ноны была уничтожена боеукладка, в результате противник понес потери - там 316 двухсотых и 1200, 1200 с чем-то - точно не помню - было раненых. Вот, три дня...

СН: Вы называете такие страшные цифры потерь украинской армии. Скажите, по вашим же подсчетам, какие же потери украинской армии?

ВВП. За время обороны Славянска у меня статистика была, поскольку у меня были каналы поступления такой информации. Я буквально еженедельно раз в три дня, бывало, получал эти сводки по потерям не только украинской армии, но и наемников из частных военных компаний. Там были ФБРовцы и ЦРУшники и кого там только не было.

В общей сложности под Славянском по моим подсчетам хунта потеряла порядка четырех с половиной тысяч убитыми и около 18 тысяч ранеными. На данный момент - тоже я эту статистику стараюсь вести более-менее - потери у них страшные. Порядка 37 тысяч в общем за год конфликта. Я могу ошибаться...

СН: Убитыми?

ВП: Убитыми, да. И где-то порядка ста тридцати тысяч ранеными. Я могу ошибаться, но потери украинская армия понесла колоссальные.

СН: Скажите пожалуйста, Вячеслав Владимирович, но вот, всё-таки, вы говорите - оружия нет. Вы в какой-то степени подтверждаете то, что говорил Стрелков - а вот чем обороняться? Ну пусть не 4, а там 6 БТРов, на 2 больше, но по сравнению с украинской армией...

Вот все-таки вот этот ключевой момент - отход из Славянска. Это была вынужденная мера или это ошибочное решение?

ВП: На момент отхода из Славянска, значит, когда Стрелков четвертого - мы выходили пятого, - а четвертого Стрелков подписал приказ о демобилизации...

СН: Что это за приказ?

ВП: Ну, обыкновенный приказ. Его можно в интернете посмотреть. Подписанный Стрелковым о том, что демобилизовать ополчение, оружие сложить, переодеться в гражданскую форму одежды, и убыть куда-нибудь. Вот такая вот канитель была. И я вам что скажу. После того, как я заехал... У нас один штаб был на СБУ (здание СБУ), и второй штаб - Авиационное техническое училище. Когда я заехал на САТУ (мы называем его Авиационное техническое училище), я увидел достаточно много оружия. Кроме всего прочего, я когда-никогда заглядывал там в гараж, там еще куда-нибудь.

Я видел оружие. Когда ребята на передовой говорят: "Слава, нам СВД надо", а я захожу и вижу реально в гараже 4 ящика с СВДшками. РПГ-7 я тоже видел - очень много.

Гюрза: Ну как приблизительное количество?

СН: То есть вы считаете - можно было обороняться?

ВП: Порядка 50 единиц - это точно. Вот, плюс выстрелы. Оружие к нам попадало и в качестве трофеев. Вот, Игорь Николаевич Безлер также сам нам помогал - два Урала он оружия к нам привозил. Вот, ну и оружие в общем-то поступало.

СН: Смогли бы оборонять Славянск?

ВП: Мы... Я же еще раз говорю - когда нас было 700 - мы держали 23 тысячи. Они боялись заходить в город. Вы поймите, наш город он идеален для уличных боев. Прямых участков нет, ну, протяжённых. Это единственная дороже с ЖД вокзала. Прямая Свердлова, но она перекрывается. Вот, улочки все узкие, маленькие, то есть технику не запустишь. Для того, чтобы перекрыть одну улицу - один, два танка положили - всё, техника дальше не пройдет. Плюс мы устанавливали блокпосты.

СН: А как восприняли люди, которым приказали отступить? Как они это восприняли?

ВП: Я вам хочу сказать, что, когда уходили из Славянска, ребята, которые оставались на блокпостах - это у нас на Красном мосту, на Северном, на Мира и на Курорте - некоторым из ребят приказ об отходе доведен не был.

Они уже выходили сами, вот, полями. В общем, мы когда уже в Краматорск вышли - вот, всем был приказ, значит, убрать телефоны. То есть связи с ребятами не было. Кое-как наладили. Мы поняли, что ребята на полях.

Я выходил с подразделением своего сына, и газелька, которая у нас была, - я ее два раза в поле посылал, чтобы собрать ребят и вывести.

СН: Скажите, еще возникал такой вопрос в ходе дискуссии - раненые остались в Славянске?

ВП: Раненых вообще-то вывезли.

Гюрза: А кто?

ВП: Вывозили, ну как, волонтеры наши, вот. И вывозила наша медслужба, вот. Раненых как таковых не оставляли. В Красном Лимане - да. В Красном Лимане в госпитале там оставили и судьба их плачевна, честно говоря.

Гюрза: То есть товарищ Стрелков всё-таки дал приказ отходить, расформировать ополчение и не позаботился даже об этом, да?

СН: Хорошо, скажите пожалуйста Вячеслав Владимирович, ну а история с вашим арестом. Кто вас арестовал, почему? Неожиданная такая появилась информация. И за что? И как вы освободились?

ВП: О том, что против меня ведется какая-то работа, я уже знал, вот, поскольку люди Стрелкова собирали компромат на меня по городу. Вот.
Но я пришел к Стрелкову и говорю: "Иваныч, ёлки зелёные, что не так? Если есть какие-то вопросы, давай сядем, поговорим, да и всё. Что вы, - говорю, - тут ковыряете, мы-то дело общее делаем". "Да не, ничего, всё нормально, всё в порядке. Занимайся там это..." Ну хорошо, ладно...

27:45

Просто у нас изначально было так. Его... Поскольку он представился полковником в отставке - я всего лишь мичман запаса - вот, я прекрасно понимаю, что если человек полковник, то у него и знания, образование должно позволять. Вот и поэтому перепоручил ему оборону города. Сам занялся гражданской властью, то есть, ну, мне проще в городе ориентироваться. Тем более, я ему объяснил и рассказал, кто есть кто у нас, вот.

Он меня фактически пихал на сотрудничество с бывшим сотрудником СБУ Павленко Владимиром, которого после моего ареста он поставил вместо меня, назначил мэром города.

Гюрза: Ну а местные, вот, другие ваши полевые командиры, которые...

СН: Так кто же вас арестовал?

ВП: Меня арестовал по приказу Стрелкова ополченец, командир.

СН: А кто вас освободил?

ВП: Меня никто не освобождал. Я уходил из Славянска с подразделением сына. Вот в Краматорске у меня уже трофейной автомат был, поэтому я в Донецк зашел уже освобождённым.

СН: Арест предполагает...

ВП: Ареста как такового не было. Не было приказа об аресте, не было никакого обвинения. Не предъявлено до сих пор. Я же говорю, сплетен, разговоров я наслушался предостаточно и поэтому, знаете как, я всем говорю так - если есть что-то сказать - возьмите и скажите. Только конкретно, не так, пробалаболить только.

СН: Вячеслав Владимирович, но очень, время, конечно... Мы уже достаточно много в эфире. Я не думаю, что мы утомили зрителя, но тем не менее время потихоньку подходит к концу. У меня такой вопрос. Вот в Славянске остались люди. Вы, конечно, связь поддерживайте, да, с людьми, которые - ну не могли же все эвакуироваться, да?

Как сейчас настроение? Люди рады, что он не состоялось боев в Славянске и не разрушен город. Либо люди ждут, что вернутся ополченцы и как бы они получат статус граждан Донецкой народной республики?

ВП: Я бы вам хотел сказать - когда вместо меня он назначил Павленко - замом у Павленко был назначен Фридон Векуа. В общем, изначально две недели он ходил и тупо сдавал всех, кто с нами сотрудничал. Очень много людей было репрессировано. Многие не знали... То, что Стрелков говорит то, что он там мирных жителей вывел - очередная ложь. Он лицемер, по большому счету.

Гюрза: А вот командиры, которые с вами воевали, - они же не глупые люди - они его раскусили? Они как-то ушли от него или всё-таки продолжали с ним быть?

ВП: Я понял вас, Алексей. Те, кто уходил, объявлялись дезертирами, предателями в общем. Хотя люди реально понимали, что Стрелков это не тот человек, за кого себя выдает.

Гюрза: А что, говорят, и расстреливали даже?

ВП: Да, у нас были расстрелы и гражданских расстреливали. Вот, и имущество забирали и... Было, всякое было.

Гюрза: А по чьему это приказу делалось?

ВП: Естественно, Стрелкова. Есть и приказы даже такие. Ну, кое-какие документы не получилось, как говориться, получить.

Плюс я хотел бы добавить, когда мы выходили из города, - должны были быть уничтожены все списки ополченцев. Они целиком и полностью достались украинской стороне.

СН: А как же родственники?

ВП: Ну я же еще раз говорю - первых две недели, когда укропы зашли в Славянск, были очень сильные репрессии. Нацбатальоны эти позверствовали, погуляли очень хорошо, разграбили очень много. Вплоть до того, что срезали батареи отопления, отправляли в себе. То есть ну там...

СН: Вячеслав Владимирович...

Гюрза: Можно я, Сергей Валентинович? Ну вот, всё-таки мне бы хотелось бы до конца этот вопрос довести. Вот. Люди вообще ждут присоединения Славянска к ДНР? И, как бы, есть ли у них вообще направление на близость к России? Или как?

СН: Мы, то есть население города, - вот я поддерживаю связь, хотя сейчас это очень трудно, но тем не менее есть у меня такая возможность - вот люди нас ждут. Так или иначе, но они нас ждут. Россия - мы видим в России только братьев наших, сестер наших. Но я еще, находясь в Славянске, говорил - мы за федерализацию, дайте нам выполнить наши законные права, гарантированные нам Конституцией, о самоопределении.

Гюрза: Ну конечно можно устать от такой коррупции, безобразий всех этих.

ВП: И мы видели, когда уже создали территориальную общину города Славянска, когда она заработала. То есть мы уже там первое решение начали проводить. Национализацию начали. То есть это, естественно, никому не нравится. В общем...

СН: Вячеслав Владимирович...

ВП: Я закончу. Люди. Понимаете как - мы не можем просто сейчас с нашей всей разрухой вот так прийти и, как говориться, сесть на шею России. России сейчас самой тяжко по большому счету. Вот, и огромная благодарность за ту помощь, которую получаем, за те гуманитарные грузы, которые приходят на территорию ДНР и ЛНР. Потому что, кроме России, помощи нам никто не окажет. Вы наш братский народ. Естественно же говорю, имея тот экономический, промышленный потенциал, сельское хозяйство у нас хорошо работало, то есть мы не собираемся садиться на шею.

Гюрза: Ну помочь, конечно, надо, особенно восстановить после этого.

ВП: У нас хороший работящий народ. У нас огромный потенциал ресурсов наших. То есть мы можем нормально работать. Как говориться в том же самом Таможенном Союзе - войти туда и общаться нормально, приносить пользу друг другу и всё в порядке.

Гюрза: Да я как-то ознакамливался с цифрами там по сельхозпроизводителям. К примеру, если на Западной Украине там в среднем 15 центнеров с гектара собирают, то здесь 45. Вот вам и пожалуйста, действительно, благодатная такая земля.

СН: Вячеслав Владимирович, ну сейчас я понимаю, раз мы в студии, вы находитесь на территории России. Вы сейчас не в структуре Донецкой народной республики?

ВП: Нет.

СН: Нет. Вы как бы свободный человек. А если вот, судя по всему, - я не знаю, хочется, конечно, мира и мы желаем мира и России и Украине, но есть внешние силы которые подталкивают украинское руководство на продолжение конфликта и вполне возможно, даже если оно этого не хочет, и вполне возможно, что обострятся, - да вот, собственно, каждый день получаем сообщения накануне минской новой встречи с представителями...

Гюрза: И вам это виднее оттуда, как говориться.

35:05

СН: Да, идут обстрелы, прорывы, есть задействованные, как называют, партии войны, которые как бы... Если все-таки потребуется вновь активизация усилий ополчения по отстаиванию своих интересов - вы вернетесь туда и готовы вновь идти за свой Славянск?

ВП: По поводу моего возвращения в родной город - я уже готов. Вот, можно так сказать.

СН: А что вы сейчас не в ополчении?

ВП: Я сейчас занимаюсь на территории Российской Федерации сбором и доставкой гуманитарной помощи.

СН: Пока нет активной фазы, да?

ВП: Ну есть определенные причины, по которым пока, пока я нахожусь здесь.

Гюрза: Ну и лицо как известное, вам проще, конечно, помощь, востребованную для ДНР, туда поставить при любых обстоятельствах.

ВП: Отправляю ее адресно. Вот, приходят отчеты. Также сам отчитываясь по всем этим моментам.

СН: Ну и последний вопрос. Время нашей передачи подходит к концу. Скажите пожалуйста, Вячеслав, а ваш вообще прогноз - вот, если будет конфликт, горячая фаза...

Гюрза: Устоим?

СН: Да, смогут ополченцы устоять? И второе, как бы два в одном. А если не будет конфликта - тоже прогноз развития ситуации.

ВП: Если сейчас будет достигнута договоренность о прекращении огня и отводе вооруженных сил Украины с территории Донецкой и Луганской областей, вот, киевская хунта не продержится и двух недель. Ее снесут жители. Это первое.

Война - она им просто необходима. На войну они списывают все свои негоразды, все свои просчеты плюс воровство. Это катастрофически уже там. Это государство-банкрот. Украины уже нет. Она существует, Украина - одно название в лице вот этой оголтелой клики, которая засела в Киеве.

Они себя мнят - ну это знаете, как голый король, то есть у них уже нет. Они... Золото они вывезли, ресурсов у них нету и плюс еще военные действия. Они с самого начала не хотели нас признавать воюющей стороной.

Хотя мы были целиком уже и полностью легализованы. Ведь мы в Славянске получили... В Славянске мы легализовали народную дружину города Славянска. То есть и на момент военных действия ребята могли получать и использовать огнестрельное оружие.

СН: На основании законов Украины.

ВП: Да, у нас, я же говорю, все правоустанавливающие документы по этому поводу сделаны.

СН: Понятно, ну что же.

ВП: По поводу, по поводу войны. Война будет. Война будет, и они к ней готовятся. Мы это знаем. Вся информация, которая к нам поступает, это подтверждает. Ребята - я скажу как - ребята стоят в духе. Вот, все реально понимают, что свою землю им отдавать нельзя. Они чужие.

Гюрза: И любыми путями украинцы также пытаются нас втянуть в этот конфликт.

ВП: Россию будут пытаться втянуть по-любому, вот. Мы на референдуме, когда 11 мая у нас был, - мы проголосовали о создании Донецкой и Луганской народных республик, но в повестку дня тогда не включили вопрос о вхождении ДНР и ЛНР в состав Российской Федерации. Ну, понятно, по каким причинам. Иначе Россию полномасштабно втянули бы в войну.

На данный момент я считаю - Россию в войну втягивать нельзя. И пока мы сдерживаем агрессию там, на Донбассе, - у России есть время подготовиться.

СН: Ну что же, дорогие друзья. Как говорится, надейся на лучшее - готовься к худшему. Мы не раз в истории видели, как не хватало нескольких лет, нескольких дней для того, чтобы подготовиться.

Так было в 41 году. Мы сейчас празднуем 70-летие Победы. Я думаю, что уроки истории - это очень важная дата - уроки истории, они очень важны. И то, что сейчас делают ополченцами, решая свои, конечно, вопросы - защиты своей земли, своих семей - это в какой-то мере помогает России подготовиться. А, может быть, если хорошо подготовимся, и не решатся нападать на Россию.

То есть мы благодарим вас за то, что были с нами, благодарим вас за мужество, за те сражения, которые вы вели. Опять же, это не против Украины, это против попрания прав украинского народа. Потому что донецкие люди - это же тоже украинский народ.

Это же тоже украинский народ, - и больно, и обидно, когда вооруженные силы собственной страны разрушает жилища, разрушают заводы, фабрики.

ВП: Мы против переписывания истории.

СН: Понятно. Значит у нас сегодня в гостях был Алексей Ефентьев, по традиции представитель Воронежской общественной организации "Край" ну и, мы так любим, легендарный мэр Славянска - Вячеслав Владимирович Пономарев. Спасибо вам большое за беседу.

Мы продолжим тему. Вот сегодня были затронуты вопросы руководства Игоря Стрелкова. Ну, будет возможность, - мы продолжим эту тему. Алексей Викторович, обещали с документами на руках...

Гюрза: Ну, обещали и документ один мы вам уже предоставили. И другие... Ну еще раз напоминаю, что весь смысл в том, чтобы не кого-то где-то прищемить или утопить - нет.

Весь смысл в том, чтобы не допускать совершённых ошибок. Сделать так, чтобы было как бы большое доверие к своему прежде всего командованию, потому что, знаете, мне всегда на память возникает, когда Михаил Михайлович Калинин, помните, всесоюзный староста, он говорил так - борьба со страхом это прежде всего в действии будет тогда, когда вы без всяких вот мелочей доверяете своему командиру, своим инженерам, советским техникам и так далее. И вот тогда пропадает весь страх.

Вот я сейчас побеседовал с Вячеславом и понимаю, что нет уже того сникерсного поколения и люди, те люди, которые, как говорится, Великороссы, да, по большому счету - они твердо стоят на земле и движутся вперед, как мы говорим, "твердым шагом".

СН: Ну что же, двигаясь вперед твердым шагом ополченцы, россияне, думаю, что, видя такую решимость и такой твердый шаг, никто не решится - надеемся на то, что не решится - продолжать войну в Донбассе и тем более нападать на Россию. До свидания, всего вам доброго, до новых встреч.

=== конец стенограммы ===

Связанные видео:
14.04.2015 Твердый шаг. Стрелков (стенограмма часть 1, часть 2) - Гюрза беседует со Стрелковым
27.04.2015 Твердый шаг (стенограмма) - мнение боевых офицеров о Стрелкове

---
О Гюрзе: Легенда первой чеченской
О Пономареве: Вячеслав Владимирович Пономарёв - биография
О Стрелкове: Пономарев и Хмурый о похождениях Стрелкова

Recent Posts from This Journal


  • 1
Интересный блог! Дружим!

Когда в заголовке стоит "Пономарев", без указания имени, первым делом, увы, вспоминается совсем другой Пономарев. И от сочетания фамилии и текста высказывания мозг вскипает:)

Да, увы, отличный пример того, как один дятел бросает тень на всех однофамильцев.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account